i_navi (i_navi) wrote,
i_navi
i_navi

Categories:

Обрезание Ван Гога

Остановка в нашем повествовании о гибели Винсента Ван Гога вызвана несколькими причинами. Но это все видимые и достаточно внешние причины. Внутренние причины, которые заставляют нас искать внешние оправдания, намного сложнее и весомее. Переживания, связанные с «Осенью в Арле» нам очень неприятны. До сих пор мы писали достаточно спокойно, насколько

может писать спокойно неравнодушный к другу, убитому жестоко и цинично, человек. Мы приводили цитаты из писем, источники и все остальное, требуемое для подобного обвинения. Но чем быстрее мы приближаемся к сентябрю 1888 года, чем больше мы рассматриваем картины того периода, читаем письма Вина, тем менее спокойно можем говорить, тем страшнее нам видится трагедия, разыгравшаяся в те три месяца в захолустном городишке Прованса, в Арле. Картины Ван Гога, написанные «до» и «после», показывают внимательному человеку страшную потерю для живописи.

Способный видеть зарождающееся, поймет, что мы потеряли, и кого сначала довел до сумасшествия, а затем дважды убил гоген. И, если учесть, куда он после всего этого завел живопись, то вина его будет настолько страшной, что талантом ее не покроешь.

«Я не интересуюсь личностью, мне нравятся стихи» написала мне сейчас одна очень симпатичная особа.

дантес ван геккерн, говорят, писал неплохие стихи. Но мы с Вами, уважаемый читатель, не станем их читать, как и смотреть картины гитлера.

Так вот, о внутренних причинах. Проиграет дело прокурор, взявшийся обвинять убийцу друга. Эмоции от описания этой "расчленёнки" убьют холодное изложение фактов. Но мы не собирались составить просто обвинительное заключение, и выдвинуть его в суде. Целью нашей работы было рассказать всем интересующимся, что им скармливают, называя это "правдой о Ван Гоге и гогене". Сплошные заменители правды, вроде Е245, заменителя мяса, содержащегося в мясных продуктах. И мы столкнулись с дилеммой: или мы станем продолжать писать в прежнем ключе, приводя выдержки и ссылки; или, как делает опытный адвокат, будем говорить сплошной, непрерывной речью, направленной к Вашим сердцам, уважаемые присевшие (у экрана) заседатели.

Землетрясение на Таити стало нам тем знаком с Небес, который подсказал нам, что второй путь наиболее верен.



Дело в том, что гоген умер на Таити. И самым достоверным источником об этом чудовище мы считаем книгу шведского ученого Бенгта Даниельсона (Bengt Danielsson) «Гоген в Полинезии». Этот ученый, чуть ли не единственный автор, из известных нам, подошел к биографической книге, как к нормальному научному исследованию: источники, библиография, максимальная достоверность. 

Б-жественное наказание по принципу «мера за меру», в случае с гогеном, было соблюдено полностью, и настигло довольно скоро. Его обманули те, кого он считал своими друзьями. Они бросили его умирать в нищете, настоящей, а не вымышленной, и в одиночестве.

Но давайте вернемся из 1903-го в август 1888-го.

Вин находится в самом светлом своем состоянии. И картины, ежедневно выходящие из под его руки, наполнены этим светом. Природа Прованса позволила ему слиться с ней, впустила в свое сокровенное, поддавшись неимоверному натиску его огромной жизненной силы. Фигуры почтмейстера и зуава , натюрморты с подсолнухами, пейзажи – все получается. Картины настолько точны и соответствуют натуре, что Винсент в письмах позволяет себе чуть-чуть гордости. Гоген должен оценить эти несомненно удачные картины. Но скоро он напишет брату

562 первая половина декабря1888

Гоген советует мне смело давать волю воображению: то, что создано воображением, всегда кажется более таинственным...

А о таинственном можно больше говорить и его проще продавать, превращая искусство в шарлатанство,  добавим мы. Но эти забеги вперед отвлекают от нити повествования.

Весь август и сентябрь наполнены желтым цветом, цветом подсолнухов и полей, желтым солнцем, которое так давно пытался изобразить, и одновременно картинами ночи, ночного кафе. Синего с желтым.

  Дополнительные расходы брата в письмах приобретают вид капитальных вложений, сулящих прибыли в ближайшее время. Кроме того, что Тео приобретает керамику гогена, он субсидирует покупки Вина к приезду гениального друга. Южная мастерская, где будут останавливаться «бедные клячи» – современные художники – начинает приобретать видимые очертания. Вопреки планам гогена вовлечь в поддержку художников своих братьев-банкиров.

498 — ок. 16 июня

Нахожу довольно странной одну подробность проекта Гогена. Сообщество обещает оказывать художнику поддержку при условии, что последний предоставляет ему десять картин.

Если на это согласятся хотя бы десять художников, банкиры прикарманят для начала сразу сто полотен. Дорого же обойдется поддержка этого еще не существующего сообщества!

Желтый домик, любовно написанный Вином – обитель истощенных. Тео – покровитель и меценат, покупающий их творения.

  Мы не раз говорили о том, что Винсент имел очень хорошее художественное образование. Его письма – пособие художникам, написанное не искусствоведом, а знатоком искусства, посмотревшим в подлинниках огромное количество картин в музеях Гааги, Антверпена, Амстердама, Лондона и Париж, Монпелье и Марселя. Почитайте письмо Бернару:

Б 13                                                   [Арль, конец июля 1888]

Что до тебя, то я всячески настаиваю, чтобы ты сначала тщательно изучил великих и малых голландцев, а потом уже судил о них. Ведь в данном случае речь идет не просто о драгоценных камнях, но о чуде из чудес.

И потом мало ли стразов среди бриллиантов?

Я, например, двадцать лет изучавший школу моей страны, в большинстве случаев просто молчу, когда речь заходит о ней, — настолько неопределенны и расплывчаты мысли людей, спорящих о художниках севера.

Тебе же я могу сказать одно: «Присмотрись к ним получше — право, они стоят того». Вот, скажем, я утверждаю, что луврский Остаде, «Семья художника» (мужчина, женщина и десяток малышей), — картина, достойная бесконечного изучения и размышления, равно как и «Мюнстерский мир» Терборха. Если же художники, даже те из них, кто приходит в Лувр изучать голландцев, сплошь да рядом не замечают тех картин, которые я лично предпочитаю остальным и нахожу самыми изумительными во всей галерее, то я не удивляюсь этому, так как знаю, что мой выбор обусловлен таким знанием предмета, какое отсутствует у большинства французов.

При этом сын пастора воспитан в скромности, граничащей с самоуничижением. Противодействие этих сил внутри человека рождает Художника, как противодействие сил в часах рождает время. Глядя на картины, написанные в Арле, Вин не мог не видеть свой прорыв за пределы возможного. Но скромность не позволяла ему признать очевидное – ежедневное создание шедевров. Желание уйти в тень, отдать первенство кому угодно, хотя бы и гогену, снисходительно готовому одеть на себя лавровый венок - это вполне нормальное чувство скромного человека.

Своими манипуляциями «поеду - не поеду в Арль» биржевой маклер начинает в сентябре «свою игру на уничтожение», а закончит в декабре "уеду – не уеду из Арля". Нет для благородного человека, какими, несомненно, и по происхождению и по жизни, являлись братья Ван Гог, страшнее и невыносимее состояния, чем неопределенность. «Да. Нет. Прямая линия. Цель» - так Ницше выразил суть благородного человека.

Если мы попытаемся, от противного, коротко выразить суть низкого человека «Да, но если…Нет, но может быть…Зиг-заг…Цель? Хорошо поесть! И, желательно, за чужой счет»

Страшно то, что при столкновении двух таких людей побеждает второй тип. Но Время - самый правдивый джентльмен, всё расставляет на свои места.

  Добившись своими «сомнениями»  от Тео, покупки двух картин,  Гоген отправляется в Арль.

Что он там встречает? Испачканного красками мыслителя, которому физическая пища давно неинтересна. Продажа – не цель. Бордель – не место удовлетворения похоти, а место для размышления. Какой прекрасный объект для надменного смеха!

  «Арль – это самая жалкая дыра на юге» Так гоген оценивает то, что Винсент называет «южной Японией во Франции».

Но на стенах Желтого дома висят «Подсолнухи» и оценить их стоимость, в случае появления у Вина имени – гоген в состоянии. Не говоря о портретах. Никогда еще, со времен Рембрандта, цвета не отображали характер натуры так, как в портрете почтмейстера, или лейтенанта Милье, и в японском автопортрете.

Теперь давайте зададимся вопросом, что думает биржевой маклер, увидевший потенциально сильного конкурента своему товару, при этом конкурент заглядывает в рот, и не очень понимает, какой денежный потенциал заложен в его картинах. Прочитав много, из написанного этим прохвостом, мы позволим себе это предположение, поскольку мышление его было очень примитивным. Так часто бывает с теми, кто считает себя умнее всех.

«Никакой иронии человек в измазанной краской синей робе не понимает. Ему не ведомы удовольствия материального мира. Он постоянно мучается расходами своего состоятельного брата, и рассуждает о высоких материях, пребывая в совершенной нищете, не понимая, что смешон. Но его брат, он силен в продвижении к цели – продаже. И пятьсот франков – вполне серьезная сумма за терпеливое отношение к этому сумасшедшему…А что? Это идея! Сделав из него сумасшедшего, я убиваю несколько зайцев сразу. Покупать картины сумасшедшего может только такой же, как он. Кто захочет признать себя дебилом? Спасибо обывателям Арля, подсказавшим такую простую и беспроигрышную схему. Ведь они уже несколько месяцев наблюдают явление сумасшедшего в своем маленьком городе. В Париже его не заметили. Рядом с Тулуз Лотреком,  Винсент Ван Гог выглядел верхом разумности. А Сёра, и Синьяк, уважающие этого придурка, коими сами являются со своими точками на холсте, разве они признаются, что общались с дебилом?     Винсент водит меня по окрестностям Арля и взахлеб расхваливает виды. Какая мне разница, что вокруг меня?! Важно то, что внутри. Фантастическая декорация – вот то, что пользуется спросом. И разговоры о мистическом содержании картин, понятных только самому художнику. А потому предложение должно быть направлено в эту сторону. Но доказать, что этот знаток искусства сошел с ума – надо не кому-нибудь, а его брату. Тем более, что Винсент и сам не уверен в своей вменяемости. Он говорил, что у них есть сумасшедшая тетка.»

Все дальнейшее пребывание гогена в Арле было подчинено этой цели.

Винсент в письмах требовал, чтобы художники позировали друг другу. Не просил, а требовал. За такую натуру не надо было платить, при этом в один сеанс получалось два портрета. И еще он приветствовал автопортреты. Где еще можно найти натурщика, согласного сутками сидеть напротив художника?!

Автопортрет гогена он ставил выше любой из своих картин. Ясно, что гоген сразу выменял "Подсолнухи"

гоген пишет портрет Винсента. Портрет сохранился, и он является самой веской уликой лжи и преступления, сохраненного Временем. Отметим, что гоген гениальность «Подсолнухов» приписывал собственному влиянию на Ван Гога.

«я взял на себя задачу просветить его, что мне было легко сделать, так как я нашел в нем богатую и благотворную почву…С этого времени Винсент достиг удивительных успехов, кажется он понял, что в нем было, и отсюда вся эта серия – подсолнухи за подсолнухами в великолепном солнечном свете»(Роберт Уоллэйс «Мир Ван Гога» М. «Терра» 1998г)

И на портрете, сумасшедший Ван Гог рисует подсолнухи. Между тем, из писем Вина известно, что все «Подсолнухи» написаны до сентября 1888 года. А гоген приехал в конце октября.

«Это действительно я, только сумасшедший!» - заключает Винсент, глядя на свой портрет. Сохранилось еще два прижизненных портрета Винсента:

портрет пастелью Тулуз Лотрека, написанный в Париже за год, до портрета гогена, и в то же время написанный Арчибальдом Патриком, английским художником. Ничего общего с портретом гогена на них нет. Хотя, если мы посмотрим на гогеновский портрет Меира де Ханана, на чьи деньги он жил в Бретани после Арля, мы увидим не менее уничижительное отношение к тому, кто кормил автора.

Но если  случае де Ханана присутствует просто насмешка, Винсент же - действительно предстает сумасшедшим с признаками дауна, кои найти в интеллигентном лице голландского аристократа могло только богатое воображение биржевого маклера, навязанное только жаждой утопить конкурента. Ведь де Ханан не составлял конкуренции, а Ван Гог – таки да. При этом автопортрет гогена, себя, любимого, отличается завидной точностью и отсутствием каких либо синтезаций и искажения, а достаточно тривиальное, судя по фотографиям, лицо облагорожено высоким лбом. 

Гоген еще в Бретани с Бернаром создали новое направление – синтетическое.

Его девиз летом 1888 года сформулировал гоген:

«Не пишите слишком много с натуры. Искусство есть абстракция. Ищите абстракцию в природе, предаваясь грезам перед ее лицом, и прежде всего думайте о будущем творении» (продаже ИН)

Через год Винсент напишет Бернару:

«Крестный путь» — ужасен. Разве гармоничны в нем цветовые пятна? Я не прощу тебе банальности — именно банальности композиции. Когда Гоген жил в Арле я, как тебе известно, раз или два позволил себе увлечься абстракцией — в «Колыбельной» и «Читательнице романов», черной на фоне желтой полки с книгами. Тогда абстракция казалась мне соблазнительной дорогой. Но эта дорога — заколдованная, милый мой: она сразу же упирается в стену.

Не спорю: после жизни, полной смелых исканий и единоборства с природой, можно рискнуть и на это; но что касается меня, я не желаю ломать себе голову над подобными вещами. Весь год я работал с натуры, не думая ни об импрессионизме, ни о чем другом. Тем не менее я еще раз дал себе волю и потянулся за звездами, которые оказались слишком велики, и вот снова неудача. Теперь с меня довольно!(Выделено ВВГ)

Тем не менее, Винсент пытался действительно учиться у гогена. Маклер же получил в руки вожжи управления этой необъезженной лошадкой, но своеволие Вина было настолько сильнО, что …даже не знаем с чем сравнить…это, как тормоз и  газ нажать одновременно. Конец двигателю.  Да и их совместную кассу гоген срочно прибрал к рукам, включив в статью расходов «гигиенические прогулки» в местный бордель. Одно такое посещение стоило месячной дозы красок для Вина. Но ведь гоген навел порядок в красках, и его нужно понять.

Художники все же пытаются экономить на питании, и варят в Желтом доме на газовой горелке. Винсент в письме брату восхищается восточной кухней, которую знает гоген.

Но первая попытка Вина приготовить суп, оканчивается скандалом. Гоген заявляет, что Винсент готовит суп также, как пишет картины – как сумасшедший, беспорядочно смешивая компоненты. Вылив суп, они идут в кабак, где Вин кидает в гогена стаканом??????????(сведения от гогена, поэтому поставим много знаков вопроса).

Мы не сказали, что художники достаточно много пьют абсента. Есть желающие приписать сумасшествие Ван Гога этому напитку. Да чему только не хотят приписать?! Поиск простого объяснения сложнейшей личности – самая распространенная ошибка. А наши Мудрецы сказали совершенно точно "Гаон ве шеигаон ярду яхдав". "Гений и сумасшествие спустились вместе"

                                            

Tags: Моё
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Рега

    2. Бет. “Ничего себе бабуля” - подумал Геда, быстро набирая адрес “ маскирут Сан’едрин ”* на экране. “Мири?…

  • Рега

    Носители еврейского языка, носа и иудейского образа жизни, традиции - давно совершили алию , в моральном и физическом смысле этого слова* в…

  • Рега

    Дедушка Медины, бывший раввин Иерусалима, в те годы давно отошел от дел, жил в пригороде - Неве-Цедеке, а все его дети отошли от религии предков,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments