Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

оранжевая революция

Рега

2. Бет.

“Ничего себе бабуля” - подумал Геда, быстро набирая  адрес “маскирут Сан’едрин”* на экране. “Мири? Мне нужен срочно коридор от Ватикана до Тель-Авива! Отставь кофе и сделай!” Лицо девушки вытянулось в удивлении: шеф не мог видеть на экране стакан в ее руке.

    - Гедалья, ты как всегда интуитивен! - фраза выскочила у девушки непроизвольно.

- Мири, чтобы представить секретаршу в Иерусалиме с кофе - не нужна интуиция!

    “Когда я сменю эту Мири?” - подумал Геда и тут же взял себя в руки, улыбнулся - коридор уже есть. Работала она быстро, а болтливость исчезнет после свадьбы. Только что сделала помолвку, так что недолго ждать осталось. Геда привык, что секретарши у него долго не задерживались, но новых у него не было. Двора, Менуха,  и вот молоденькая Мири. Двора ушла восемь месяцев назад , а Менуха полгода назад в родовой отпуск, почти одновременно, и пришлось взять третью. Скоро и она станет рожать, Беизрат-А-Шем,  но тогда выйдет Двора.

Барух-а-Шем - Благословенно Его Имя. Слава Б-гу –  о событиях прошедших. 

маскирут Синедрин – секритариат Сан’недрина.

Беизрат-А-Шем - С помощью Его Имени С Б-жьей помощью – о будущих событиях.



Учитель давно предлагал подходящего парня, но увольнять Гедалья не любил, да и опыт у его секретарш был колоссальный. Иногда достаточно было одного слова, из сложившегося между ними жаргона, чтобы все было понято и сделано на самом высшем уровне, и при этом никто посторонний не понимал, что  сказано.

          “Крылья” - была его слабость. Вот и это, новенькое с иголочки, для покупки которого ему пришлось добавить из своего кармана,  пригодилось. Учитель не согласился, на самое  скоростное, как Геда его не уговаривал, как не объяснял, что бывают случаи, когда особые поручения Санедрина требуют скоростных перемещений.

Вот он - случай. За четверть часа, включая взлет и посадку, пересечь Средиземное море.  

  Он не ожидал такой прыти от столетней женщины. Хотя, Учителю было не намного меньше, но иудейские мудрецы всегда отличались долголетием, а особенно живущие в современной Иудее. Чистый воздух, здоровая, кошерная пища, медитации, сделали среднюю продолжительность жизни мужчин - 88 лет. А Учитель еще и силен физически - делает упражнения, йоги позавидуют! Двадцать лет назад, когда его Сара приобщилась к предкам, он женился на Лее, поразив весь Сан’едрин. Лея была на 20 лет моложе его старшей дочери, и ровесница внучки.

Авторитет Учителя заглушил все сплетни, а когда Лея стала рожать - вообще все утихло. “Ла бриют!”*.

   Геда  часто встречал Лею в первые дни после “микве” *и видел  неподдельную счастливую улыбку довольной мужем и жизнью женщины.

  Коридор сделали на дипломатической высоте, и можно дать Мири вести, а самому обдумать детали. Музей в Ватикане практически ничего не дал. За все две тысячи лет Менору*  из Второго Храма не видел никто. Информация держится в таком  секрете, что когда Глава Сан’едрина заговорил с Папой Пием Пятым (ППП - в просторечии) о ее передаче Иудее, того хватил удар.

Это и стало окончательным подтверждением того, что её не переплавили, а хранят.   Иудея тогда предложила в три раза больше золота, чем в этом двух метровом светильнике, но Ватикан упирался, понимая, что для иудеев это не просто золото - это духовный аспект, не поддающийся никакому материальному исчислению, за который можно получить от богатейшей, благословенной Всевышним Иудеи, все что пожелаешь. С этой Менорой связано Чудо Хануки*, когда масло в светильнике не иссякало. С Менорой связана История Народа Авраама, Ицхака и Яаакова-Израиля.  Когда Великий Коэн заходил в Храм…. 

Ла бриют – на здоровье. 

Микве - ритуальный бассейн, с чистой, проточной водой. Женщины после цикла проходят в нем ритуальное очищение, после чего она становится доступной мужу.

Менора - семисвечник.

Ханука – зимний праздник, связанным с чудом, произошедшим в восстание Маккавеев, когда ритуальное масло горело до приготовления нового.

В течение недели зажигается по одной дополнительной свече в день.


 “Гедалья, возьми управление на минутку, мне надо отлучиться, пипи - голос Мири в шлеме прервал его размышления о возвышенном и вернул к простому и земному

“Пять минут полета, а я еще ничего не обмозговал!”

      Медина Исраэль, о которой Геда слышал дома в детстве, ровесница “Мединат Исраэль”*, ожидает его через  10 минут. Его расчет на то, что она клюнет на Антона, себя полностью оправдал. Когда он сказал Учителю, что летит на встречу, тот уважительно крякнул:

- Валла!”*, как тебе удалось? Она же несколько лет, как я слышал, никого не принимает?

- Клюнула на имя Антона, З"Л

- Удачи! ..

- …ведь на "Титанике все были здоровы и богаты! – закончил фразу учителя Геда. 

     Антон Нотна, он же Серебренко, он же АН, последнее - его форумный ник, давно пребывал в сонме предков, или “Кнесет Исраэль”*. Но и сейчас он помогал Геде, да там, где никто не мог ему помочь, даже  Учитель, знающий глубинные тайны физики и Кабалы.  За последние десять лет никто не смог попасть на аудиенцию к МИ, как звали ее на единственном, закрытом для посторонних форуме, где она прикрывалась “живой аватарой” Ди, принцессы Дианы, и вот скоро он, Гедалья Хеврони, девиртуализируется в ее загадочной квартире, в центре Старого Тель-Авива, где отшельница проживает последние 96 лет, и где когда-то жил чуть меньше года Антон.

    По роду службы Гедалье Хеврони приходилось встречаться со многими, очень важными персонами, но иудейское “Куло басар ве дам”*, впитанное с детства, оберегало его от волнения перед смертными. Волновался он только в Йом-Кипур, представая на суд перед Тем, кто Справедлив и Милосерден, Благословен Он.

  Сейчас, заглядывая в себя, он обнаружил волнение, похожее на то, испытанное им в детстве на соревнованиях в Олимпийском тире в Герцлии, когда его бабушка Ира, приехавшая в гости из Сибири, сидела на трибуне, и рука тряслась, как у старого алкоголика, от провокации судьи.Выстрел был провальным, но он собрался и все 6 оставшихся попал более десятки, выиграв чемпионат с рекордом 99,9.

Антон и мама никогда не мешали ему, а вот с Ихочкой, (так выговаривал тогда младший брат), разволновался.

      “Гедалья! Я готова!” - это Мири. “Ах как вовремя, девочка моя!” Он расслабил мышцы, и посмотрел на время. Две минуты? Бог ты мой, вот оно - знаменитое Великовское пространство-время*. И миг и вечность за две минуты.

     Но дело требует спокойствия исполнителя. Итак, МИ!

Он имел доступ на тот форум. Вот все ее посты за двадцать лет участия, начиная с первого, нафаршированного ругательствами по поводу регистрации - “шит-на-шите”.

Телефаксов (в быту телексов) не много. В основном письменные и устные. Красивый иврит и английский, только вот в иврите много латинских слов.

Валла (араб) - в иврите – Ух ты!

Кнесет Исраэль - в Талмуде так называют весь Народ Израиля, от Синайского откровения и до прихода Машиаха. Это духовное  единство всех еврейских душ.

Куло басар ве дам  - всего то мясо и кровь. Прах земной.

Йом-Кипур – Судный День. У евреев, в этот день душа проходит суд, и получает приговор на следующий год. Строгий пост в этот день.


Эта болезнь в Иудее, где к Святому языку с детства, с начальной школы Талмуд Тора, прививается подобающее уважение, давно излечена, но живущие в Израиле или пользуются английским, или этой смесью латинского и иврита, где надо ломать язык о длиннющие слова.

        Антон рассказывал Геде, что   когда он познакомился с МИ, она специально для него искала латинские слова, перемешивая с  простейшим ивритом, и только так они могли общаться, оле хадаш* и доктор филологии.

     Чем больше он узнавал о ней, тем сильнее было ощущение сходства, глубинной тождественности между историей жизни Медины Исраэль и Мединат Исраэль*.

   Рожденная от переживших Катастрофу, детство в страшной отраве, в социалистическом вранье, внесенном в эту Святую Землю задолго до ее рождения, и проникающем во все, что росло потом. Как если бы посадили дерево “авокадо”, но оно мутировало от яда, проникшего в каждую его клеточку из почвы, и в жирных и мясистых плодах не стало косточек. Очень вкусные плоды, весь плод - сплошная мякоть, но вот незадача - новых деревьев не будет. Так и полный отрыв от традиции и истоков, резкий поворот в сторону социалистических    ценностей, отрицание семьи, и, как следствие богатая, но убогая старость в гордом одиночестве, без ручек внуков, обнимающих шею.

   Гедалья вдруг подумал, а почему Иудею в Израиле называют дочерним государством? С Шестидневной Войны, время зачатия, эта мать-наркоманка  хотела сделать аборт.

   Моше Даян, заявивший о сердце плода, Храмовой горе: “На черта нам этот Ватикан!” и отдавший мозг, хранящий память о предках, Пещеру Праотцев в Хевроне под мечеть, он до сих пор почитаем в Израиле!

    Перес, мешавший раскопкам  профессора Бенциона Тавгера синагоги Авраам Авийну, и посвятивший всю свою жизнь уничтожению  Иудеи - гордость Израиля! И это отцы-основатели, дедушки  материнского государства?

      Учителю он отвечал всегда, как бы ни был занят. Вот и сейчас,  как нельзя кстати, он появился на экране, и, сказал всего одну фразу:

- Помни о том, что эта женщина - частичка еврейского народа, частичка тебя! Плохих людей не бывает - плохими бывают идеи, лишающие детей счастья! Из детей, не знавших родительской любви и Шаббата, получаются взрослые!      

    Гедалья давно заметил, что Море-а-дерех* появляется на экране только для того, чтобы уберечь его от дурных мыслей. Это не значит, что он читает мысли, они просто думают в унисон, и Учитель сейчас с ним, а значит - “Прорвемся!”. Последнее он сказал по-русски вслух, приподняв стекло шлема и улыбнувшись старику, владеющему, как все дети Швейцарии, четырьмя языками, это кроме иврита и идиш, но  не знающему русского, но все, абсолютно все - понимающему.

оле хадаш – новый репатриант. Досл. – новый лист.   

Море-а-дерех – Учитель Пути.

Шаббат – духовное понятие субботы, обозначающее не только время.

 Антон и Мама часто говорили это слово, оно было их семейным девизом, талисманом. Перед ним обычно было “Чтобы это была наша самая большая проблема!”, а после него - иудейское “Бе-израт-А-Шем” .

   Ни дети, ни внуки Гедальи не говорили по-русски.  Да и младший брат уже только понимал немного. Но “Прорвемся!” - знали все. Каждый раз, начиная новое, обычно безнадежное,  дело, он собирался в кулак и повторял его, как заклинание, до тех пор, пока перед глазами не появлялась улыбка Мамы, светлая, ободряющая, придающая такую силу и уверенность в себе, что никакие трудности, предстоящие на пути, не могли устоять против его веселого напора, никакой страх не мог его остановить.

    Впервые это состояние веселого пренебрежения опасностью пришло в 2003-м году, в Беер-Шеве.

    Девочка пригласила его на день рождения, и Геда мог не поехать. Несколько абсолютно отмороженных, великовозрастных кавказцев из ее района по телефону угрожали ему.

        Гедалья поехал. Кавказцы ворвались в дом, и в суматохе налетели на него, от неожиданной наглости попав слегка по лицу. Через пять минут подоспел Антон, выволок самого бойкого из них на улицу, но бить не стал, они заранее все обговорили, и Геда согласился подраться Один-на-Один с зачинщиком, но тот только умел говорить и прикрываться толпой.

  Мама при всем этом присутствовала, и Геда больше всего боялся за нее. Но все закончилось, без поединка.

    Собственно говоря, с того вечера началась взрослая жизнь, поединок с собой, с собственным страхом и с животным в себе, со своим “ёцер-а-ра”*, как называет Учитель это тысячеголовое чудовище, живущее в душе каждого,.

    “Гам зу ле това! - И это к лучшему!”  - дал он Антоново оправдание Пересу, Даяну, Медине Исраэль и Мединат Исраэль, всем вместе, одной фразой, унаследованной от учителя Рабби Акивы* - рабби Нахума-Гам-зу-ле-това.

Восемь минут полета, драгоценное время летит в “крыле”, крыло - в пространстве,  а он  ничего пока не придумал. С чего начать?

Да собственно говоря уже начал, а там “Прорвемся!”.

Главное - улыбнутся ей так, как Маме.

   “Мири! Я сам!” - сказал он и посмотрел на экран.

Что-то было не так! Карие, огромные глаза секретарши стали еще в два раза больше!

Гедалья! Ата беседер?“* - с такой тревогой сказала она, что он быстро глянул по сторонам, не падает ли “крыло”.

ду-крав - дуэль.

ёцер-а-ра - злое начало в человеке.

Рабби Акива – величайший из знатоков Торы, казненный римлянами.

Ата беседер? – ты в порядке?

оранжевая революция

Рега

 Носители еврейского языка, носа и иудейского образа жизни, традиции - давно совершили алию, в моральном и физическом смысле этого слова* в Иудею,(Самария – административная часть государства Иудея) где “Пру-у-рву”* в свое удовольствие. Антон как-то воскликнул:  “Прорва” - это же от “Пру-у-рву”! как будто открыл секрет антигравитации. Он вообще был восторженным человеком, и радовался, как ребенок таким маленьким своим открытиям. И находиться рядом с ним , даже в воспоминаниях, ей было больно.

      Медина вышла на свой балкон, где, разросшиеся из капризных саженцев в уверенные толстые лианы растения давно не требовали ухода, но раз в месяц приходил ирландец-садовод и делал самое необходимое. Желтой рукой, сохранившей былую чувствительность, она погладила ствол эвкалипта - опору “перголы”, отшлифованной её шершавой ладонью за многие годы ежедневной ласки в одном и том же месте. Садовник, зная слабость престарелой хозяйки, следил за тем, чтобы доступ к этому месту всегда сохранялся. Перголу построил Антон, перед своим уходом, рассчитываясь за долги Медине. Надо отдать должное его рукам - нагрузка на конструкцию, собранную из распиленных надвое веток эвкалипта, за полвека возросла в несколько раз, но она по-прежнему держалась.

     Вернувшись в кресло она набрала в  Google имя и фамилию гостя.

“Гедалья Хеврони, отец 6.дед 38. (богатый дедушка, однако, в его то 58)  Род. - 1990. Алия -1992.* 2003 - четвертое место в Европе по стрельбе. 2004 - чемпион Израиля среди юниоров. 2008 - чемпион Олимпиады в Пекине. 2010 - 2015 служба в армии. Элитные части.” Пробел в датах до 2028 года - основания дочернего государства Иудея на всей территории Иудеи и Самарии, каждый может понимать, как хочет. Но Медина, имевшая представления об Израиле не из газет и Интернета, поняла, что не в компьютерные игрушки играл этот “стрелок”, к тому же имеющий Гарвардский докторат по философии и теологии и Ариэльский университет - по Сетям. Живет в Кирьят-Арба, Хеврон*. Вот и объяснение странной, нерусской фамилии, а самое главное, хоть какая-то зацепка для объяснения связи с Антоном. Медина, объездившая весь мир, была в этом городе лишь однажды, когда бесшабашно поехала с Антоном за его детьми, приезжавшими два раза в месяц все время, пока он жил в Тель-Авиве. Следующая ссылка в поисковике “Докторат  по теме “Иудейская философия”.  “Кам ле оргеха ошкем ле орго”*



Алия – это слово имеет значение «восхождение».

Пру-у-рву – стих Торы «Плодитесь и размножайтесь»

Кирьят-Арба, Хеврон – Место захоронения Сары, место купленное у хеттийца Авраамом. Одно из трех мест, описанных в Торе, как приобретенные праотцами евреев.

ЕША – (аббревиатура)  Еуда, Шомрон, Аза –Иудея, Самария, Газа.

Кам ле оргеха ошкем ле орго”* - поднявшегося убить тебя – обязан убить.




   “Прекрасная тема для снайпера!” - улыбнулась сама себе. Бегло пробежала глазами по выкладкам, не найдя ничего интересного. Майсес* о том, почему в обоих случаях используется глагол “лаарог”*, и не применяется “лирцоах”*. Один парадокс понравился  - “Чтобы полнее соблюдать заповедь “Аль тирцах*” и не убивать, иудейский воин должен учиться очень метко стрелять”

“Мельчает Гарвард!” - подумала она - “Но волшебство названия университета остается. Стоп! А где же ешива*?

Не может посланник по особым поручениям Сан’едрина довольствоваться каким-то Гарвардом! Должна быть одна из элитных ешив!”

    Быстро перейдя на ивритский Google, набрала список выпускников ешив за те 10 лет, когда утренний (для нее полдень был утром)  гость был в соответствующем возрасте. Результатов нет. Видимо, закончил под своей прежней фамилией. “Дурацкая  система, позволяющая раз в семь лет менять имя и фамилию, таким образом, заметая за собой следы” - злобно подумала она, но тут же улыбнулась, вспомнив, что и отец и мать в конце сороковых сделали то же самое. Йонатан вернулся к своему первому имени Антон, а вот фамилию сменил на Нотна*.

Быстро перейдя в английский, она набрала в окошечке фамилию, но сведений не было совсем. Можно было конечно черкнуть адвокату,  уж он то, все что угодно из шаблиции получит. Но его плоские   шуточки - слишком большое наказание за информацию.  Она вернула на экран запись беседы с Гедальей.

“Буду, бе израт-а-Шем*” - в Иудее это постое правило приличия, не говорящее ни о чем, как плевок израильтянина  через плечо после встречи с черной кошкой,  не говорит об образовании человека.  Как она скучает по таким открытым лицам, по этому почтению - без подобострастия; деловитости - без железа в голосе; дистанции - без отчуждения. Под шлемом конечно же не разглядишь, религиозный или нет, но на всякий случай, она достала одноразовую посуду и заказала в супер срочную доставку по “минитурбо” кошерного обеда из хуммуса*, курицы и хлеба (“Песах  закончился вроде бы?) мгновенно услышав стук в приемном ящичке на кухне. Это новшество, доступное избранным тель-авивцам ни разу не использованное ею, за время, прошедшее с установки (оплатили установку за счет Кнессета, или университета, она даже не знала, сказали “хинам”* а она согласилась “ше и’е!”*) неожиданно пригодилось.

Медина развернула бумагу и разложив все по тарелкам направилась в кабинет. Гости у нее бывали очень редко. Выходить на улицу из квартиры, даже имея собственный лифт, одна не решалась. Лифт выходил на тихую улочку, и подстеречь ее мог какой ни будь наркоман, или давно не работающий иностранный рабочий из  Судана или  Гвинеи, которыми шаблиция не интересуется. А высылка на родину - негуманна.

*Майсес – идиш рассказы из жизни хасидов.

*лаарог -  убить в соответствии с Законом.

*Лирцоах – убить незаконно «Аль тирцах»  - заповедь «Не убей незаконно!»

*ешива – религиозное учебное заведения.

*ивр она дала

*бе израт-а-Шем – с Б-жьей помощью,

*хуммус – популярная на Бл.Востоке  намазка из бобовых.

*Хинам – даром  ше и’е! – пусть будет.


  Если надо было куда-то ехать (она по-старинке говорила “линсоа”* вместо “лауф”*) то вызывала “крыло”, поднявшись на площадку на крыше  лифтом.

    Одевалась она дома просто, в широкие штаны и свободную футболку, а когда предстоял серьезный разговор по телексу, включала программу, которая позволяла говорить в любом виде - все равно тебя оденет в “Версачи”, сделает соответствующий макияж и разгладит морщины на шее. Только несколько человек за последние 10 лет видели на экране ее настоящее лицо, а не “приукрашенную действительность”, или мультфильм, как она сама называла это изображение.

Встречать гостей ей не приходилось несколько лет, хотя многие стумим* напрашивались. Самое страшное, что приносит возраст – потерю собеседников. Когда шесть лет назад умерла подруга из Канады, воспитавшая несколько президентов, образованная, умеющая слушать, внимать, поддерживать беседу на достаточном для Медины уровне, в жизни появилась тишина. Общение только с книгами. Это маленькое приключение обещало раскрасить ее отдых, даже лучше, чем вулканы.

Гость из дочерней Иудеи! Для Медины, отождествлявшей себя с Израилем, родственные отношения с Иудеей представлялись  такими  же, как у нее и матери, только перевернутыми. Иудеи считали Медину своей, еврейкой, заблудившейся в Ашуре*, а она относилась к ним с беспричинной ненавистью. Беспричинной? Тридцать восемь  внуков этого Гедальи - недостаточная причина для ненависти  одинокой женщины?!

    Когда три раза в год показывали алию ле Ирушалаим*

она включала комп на прием, и увеличивала счастливые лица иудеев, пытаясь найти скрытую за улыбками ненависть. Её трудно провести. Но ни разу она не нашла ничего подобного. Только иногда, среди туристов, которые резко отличались цветом одежды.

   Медина отчетливо помнила день начала передвижения мечети “Кипат-а-села”* в Рабат-Амон. В мире стоял большой шум, а она смотрела только мировые новости.

Тогда она впервые зашла на официальный  новостной сайт “Голос Иудеи”, и наблюдала за людьми.

   Ожидались беспорядки, но все прошло на удивление мирно. Мусульманское движение италлитов, выросшее из последователей муфтия Италии начала века,

имело в своих рядах такое количество богатых мусульман, что никто не хотел с ними связываться. Ваххабиты, потерявшие всякое влияние после изобретения членом Сан’едрина Ицхаком бен Маймоном дешевых электрических батарей для автомобилей (его проект получил деньги вместо израильского дебильного  проекта полета на Венеру), могли только пугать.

* “линсоа”* вместо “лауф” -  ехать вместо лететь

*стумим – слнг. Закупоренные, тупые

*заблудившейся в Ашуре – Ассирии игра слов, погрязшие в роскоши.

алию ле Ирушалаим – подъем в Иерусалим.

Кипат-а-села - Кипа на камне.  Мечеть, стоящая на месте Иерусалимского Храма,

где на месте его  Святая Святых находится камень, связанный со всей историей евреев от Адама до Начала НЭ.

    Идея, впервые озвученная на Первом Иерусалимском саммите 2003 года, о спасении арабов Иудеи и Самарии, по простому принципу “Кто нам мешает - тот нам поможет”, в тот день получила  самое веское подтверждение своей правильности.

Медина, сочувствовавшая арабам, и в разгар первой интифады прошлого века, помогавшая им, по мере сил, вынуждена была признать - блестящая идея. На рубеже тысячелетия исламисты, промывая мозги целому поколению, добились того, что несколько миллионов арабов превратились в “зомби”. “Чужими руками уголь из огня вынимать” - было целью этой бесчеловечной акции, сделавшей  поколение арабов  “живым оружием” против Израиля.

    Италлиты и христиане-евангелисты, коих только в Китае в начале века насчитывалось пятьдесят миллионов, а с ними американец Джозеф Фара, голландец Людвиг Ван Дер Ховен и многие другие первыми взялись исправлять . Но только после образования Иудеи, когда к власти пришел Сан’едрин, состоящий из семидесяти мудрецов Торы,  к тому же обладающих обширнейшими знаниями в различных науках, дело сдвинулось с мертвой точки.

Верующие  евреи договорились с верующими мусульманами, христианами, а с буддистами никогда и не было разногласий. Договорились  быстрее, чем  верующие в социализм израильтяне.

     Медина подумала о том, что никогда не могла найти общий язык с религиозными евреями, и сейчас ждет гостя, уверенная на 99% в его принадлежности к иудеям.

О чем они будут с ним говорить? Каждое его “Барух-а-Шем” и “Беэзрат-а-Шем”* откликнется болью в спине, как скрип пружины в старом кресле, и будет мешать.

                                                   

оранжевая революция

РЕГА

                                          Рега!*

(все  события вымышлены, любое сходство – считать случайным. Имена праведников – подлинные.)                                                                                

                                                                          Я хотел бы, чтобы если даже

                                                                              пошатнутся небеса и земля

                                                                                распадется на мелкие  куски

                                                                               человек стоял на своем и никто

                                                                               не мог бы сдвинуть его с места.”

                                                                        

                                                                          “Человеку гораздо лучше погружаться

                                                                               в себя самого и изучать, что

                                                                               происходит в нем самом, чем

                                                                             подниматься на небеса и стараться

                                                                               понять, что происходит там.”

                                                                                 Раби Менахем Мендель из Коцка.

                                       1.Алеф.

Медина включила компьютер, только выпив утренний чай и выкурив сигарету. Улыбнувшись, подумала: “Курить восемьдесят лет - полезно!”. Теле сообщения она открывала выборочно, посмотрев, откуда они поступали. Сейчас, когда до сотого Дня независимости Израиля оставалось два  дня, она уже не могла никому ничего обещать. Все расписано по минутам, самые важные в стране люди почтили вниманием ровесницу страны.

Среди сообщений бросилось в глаза утреннее,  из МИД. Лет двадцать не выезжая за границу, она уже давно не получала от этого учреждения никаких писем.  И вдруг видеосообщение?! Открыла файл и чиновник, большеголовый в очках, обратился к ней по-английски. Посланник по особым поручениям главы Сан’едрина* государства Иудея, Гедалья Хеврони…. далее следовали заслуги этого порученца, с таким странным для Израиля, но  обычным для Иудеи именем, желает встретиться, а в конце адрес в Сети и заверения в ожидании связи в любое, удобное для Медины, время.    Сегодня она собиралась начать трехдневный отдых перед тяжелым днем юбилея – столетия еёи государства Израиль. Диск, составленный по ее запросу в Сети, ждал просмотра, но что-то ей мешало стереть это сообщение из МИД. Какое особое поручение Сан’едрина имеет к ней этот иудей? Из Иудеи к ней не обращались со времени образования этого дочернего  Израилю государства, живущего по Закону Торы, называемого между старыми израильтянами презрительно “Мединат досит”*. Рука с указательным пальцем на экране продвинулась к кнопке “Кешер”*, нажала на неё, повинуясь пальцам Медины, и, уже не самовольно превратилась не в песочные часы, а в чисто израильский жест “Рега”, "подождите".


*Рега! (ивр) -  секунду. Имеет в Израиле аналог в виде жеста.

*далее иврит – наклонным шрифтом. Ивритская буква  «эй» аналог англ h - «’» 

*Сан’дрин -   орган управления у  иудеев, состоящий из 70 мудрецов Торы

Медина досит» (ивр) - религиозная страна (Пренебрежительно).

*Кешер(ивр) -  узел, связь, соединение. 



       Медина не любила долго ждать ответа, и для себя решила на этот раз досчитать до десяти, что было в два раза меньше обычного, и со спокойной душой  включить диск на просмотр, погрузившись в созерцание вулканов и потоков лавы в трехмерном фильме, под звуки классической музыки и резать по гипсу   - любимое занятие для отдыха. При счете три на экране появился самолетный шлем с затемненным стеклом, которое тут же открылось. Лицо пилота, широкое, с большим лбом над карими глазами, улыбалось  седыми усами. Два веера морщинок в уголках глаз никак не соответствовали высочайшей ответственности, заявленной в сообщении. Никакой складки между бровями, теплый, ласковый, располагающий к общению  взгляд.

“Мы не знакомы, но может тебе что-то говорит имя Антона Серебренко?” - проговорил на шикарном иврите, без русского  акцента,  но при этом не исказив фамилию на ивритский манер, выговорив все  “е”, как когда-то её  обладатель.

“Воспитанный! Никакого намека на память, и возраст, ничего лишнего, и сразу в самую суть” - подумала она и тут же решила, что согласится на встречу.

- Через 15 минут -  у меня. Не звони, входной компьютер запомнил сетчатку твоего глаза. Только шлем открой.

Мужчина, слава Б-гу, не без чувства юмора.  Антон Сэрэбрэнко! Когда они встретились Медине, (тогда еще все её звали Мадина, ведь в иврите гласные не пишут, но сейчас вся страна знает, что имя дано в честь   образования Мединат Исрааэль*)  было под пятьдесят. Что значит для страны такой возраст? Младенчество! Но для одинокой женщины - это прощание с иллюзиями. И вот у неё появляется какая-то надежда, которую Камю, ее близкий друг (знакомый только по книгам, как и большинство ее близких бессмертных друзей),  в знаменитом эссе  назвал болезнью, последней вышедшей из ящика Пандоры, а другой француз, Ромен Гари,  окрестил “Ужасно живучей тварью”.  Тогда, пятьдесят четыре года назад, Медина первая протянула  руку  этому русскому, когда они сидели в большой  комнате ее квартиры, в центре Тель-Авива, в этой комнате,  в двух шагах от моря, в считавшемся тогда хорошим,  районе. Сейчас, еще через полвека, район стал кошмарным, но Медина не выходила совсем. Суданцы, эритрейцы, заполнили улицы когда-то чистые и ухоженные. 

     Бывший студент, парень из интеллигентной, впрочем, как и ее, бывшей рабочей семьи,  писавший неплохие рассказы и,  вдруг,   занявшийся бизнесом, стал названивать, рассказывать о своей новой жизни, о жене и дочке, и “оле ми руссия”* с таким странным  именем Йонатан*.

*Мединат Исраэль – официальное название Государства Израиль.

*Оле ми русия – поднявшийся из России.

*Йонатан – сродни Богдану, «данный Б-гом) редкое в Израиле имя.




     Бизнес, после появления в нем Йонатана, стал быстро разрастаться. Зеев*, так звали студента, больше был похож на шакала, но занялся волчьими делами, и  говорил о своем рабочем больше, чем о жене и дочери. Медина попросила познакомить.


Обед, организованный Зеевом в маленьком по-тель-авивски уютном дворике под огромной пальмой, проходил “в теплой и непринужденной атмосфере”, несмотря на разношерстность компании.

      Его жена, молчаливая, “провинциальная гусыня” - для себя сразу определила Медина,  училась в университете на её курсе "английской литературы", и была одной из множества студенток, называвшихся “невестами”. Они получали высшее образование только с одной целью - выгодно выйти замуж. В приличных семьях польских и немецких  евреев Тель-Авива начала девяностых годов прошлого века было  принято, чтобы у девушки имелось хоть какое-то образование. Вот и получали они “какое-то”. Легче всего это можно было  сделать на филологическом факультете. И потом пол дня, “не во вред для семьи", учительствовать в школе, пока муж, обычно работник только зарождавшегося тогда “Хай-Тек”, с утра до ночи пропадает на работе.

     “Гусыня” в разговоре не участвовала, а только затравленно выглядывала из под больших мохнатых ресниц, и, после очередной глупейшей  фразы, получив уничтожающе жесткий взгляд от своей бывшей профессорши, сославшись на недомогание, пошла домой. Но тут же вернулась - оказывается Зеев, известный “аустронавт”* захлопнул дверь, оставив ключ в квартире на втором этаже. Йонатан встал, и быстро, как шимпанзе, по решетке первого этажа забрался на балкон.

    Хозяева с ужасом наблюдали, а Медина даже не повернулась, так была уверена в этом русском.  Весь его вид внушал такую уверенность, очень контрастно, в сравнении с несуразным Зеевом, чем она тайно восхищалась. Такие экземпляры, владевшие еще своим телом, в Израиле встречались только среди восточных евреев и арабов, и она тянулась к ним, но сойтись с ними не могла - они  просто боялись феминистки, испытывая к ней такое же почтение, какое бывает к свернувшейся калачиком змее.  И этот русский сначала ее побаивался, но вернувшись за стол, безошибочно прочитав в ее глазах восхищение, и уже охмелев немного от выпитого рома (еще одна новость - пьёт не водку, а ром) вдруг, на своем ломаном иврите, довольно успешно восполняя  жестами  недостаток слов, как  араб, стал рассказывать о своем друге, йоге, не вернувшемся из медитации, по собственному желанию.  

    

Воспитанная на великой русской культуре, она с детства мечтала познакомиться с русским. Не с евреем, а именно с гоем*, как ее любимые Достоевский и Чехов, последнего она по-домашнему называла Антон. Ненависть к своим родителям, к своему народу, ко всему еврейскому , к себе, наконец – у нее была в душе с самого детства, когда только научилась читать.

*Зеев – волк, а так же  мужское имя

*Аустронавт – сленговое обозначение «витающий в облаках"




         Поселенцы, второй алии, нищие социалисты, бежавшие из России в 1905 году, из них вышли,  "отцы основатели Израиля", привезли с собой не только социалистические идеи, но и русскую культуру. Они с огромным пренебрежением относились к польским и немецким евреям, приезжавшим позже, вынуждаемым войной и Холокостом. С самого раннего детства Медина ненавидела и всё польское. Отец, спасшийся от нацистов, был презираем ее матерью, гордившейся своим русским происхождением. Непонятно вообще, как они умудрились завести детей, как, впрочем, непонятно и создание “мединат Исраэль”, на которое дали согласие и США и СССР, враждовавшие  между собой.

     Отношения отца с матерью нельзя было назвать равнодушием. Уместна аналогия с холодной войной. Тряпка, мот отец, презираемый Мединой  и “железная леди”, экономная и расчетливая  мать, которую дочь ненавидела лютой, не ослабшей и через много лет после её смерти, ненавистью. Пьесы Ханоха Левина*, бывшего соседа по району, из жизни польских евреев, вызывающие ужас у тех, кому посчастливилось родиться в нормальных семьях, она называла  “сильно приукрашенной действительностью”, а анекдоты про “имма-поляния”* чистой, совершенно не смешной правдой.

     Отец избежал Войны за независимость благодаря связям сестер матери, приближенных к руководству социалистической и коммунистической партий. Он имел работу токаря - роскошь по тем временам. Единственный бой, который он видел - обстрел корабля “Альталена”* в море, напротив улицы Фришман в Тель-Авиве, в двух кварталах  от этого  дома, 22 июня 1948 года,  да и то, в качестве простого зеваки.  Советская Россия была почитаема в семье. Советские фильмы, книги, на всем этом росла свои первые годы Медина.

      Когда ей было пять лет, на “Лайла седере”* у тети Ханы, сестры отца, она услышала странный разговор. Речь шла  о смерти Сталина и улучшении отношений с Россией. Кто-то из дядьёв, неприятный водитель грузовика из провинции, громко кричал, что Сталин готовил уничтожение евреев России, на что мать отвечала, что все это пропаганда, и что мы уже не евреи, а израильтяне, и даже вот этот обычай, собираться в Песах* и читать “Агаду”* - простой пережиток, дань прошлому, без которой вполне можно обойтись, и нечего потакать темным религиозным фанатикам. Тетя Хана спокойно заметила, что это нормально, когда дети, родившиеся в семье бывшего раввина Иерусалима, идут против религии, вечный антагонизм детей и отцов, одновременно козырнув знанием русской словесности и уколов сестру в самое больное место - в память об отце.

*Ханох Левин – израильский драматург.

*Имма поляния – мама, польская еврейка

*«Альталена»- название корабля с оружием для армии Израиля, расстрелянного

по приказу Бен-Гуриона Ицхаком Рабиным.

*Лайла седер – ночь 14 нисана, ночь исхода Песах- пасха. Имеет свой исконный *седер(порядок проведения) с чтением рассказа о Исходе -  Агады

оранжевая революция

(no subject)


Осенняя творческая школа Михаила Казиника
«С добрым утром, Бах, - говорит Бог»
Германия, с 25 сентября по 1 октября 2017 года
< /div>
Дорогие друзья, здравствуйте!
Михаил Семенович вновь собирает ценителей искусства для грандиозного путешествия в ВЕЧНОСТЬ:
     «Изо всех Творческих школ многих лет ЭТА школа для меня самая важная.
Потому что МЫ ОТПРАВИМСЯ по дорогам Иоганна Себастьяна Баха!!!
Мы побываем в его городах, его церквях.
От церкви святого Власия в Мюльхаузене до церкви святого Фомы в Лейпциге.
Мы услышим его органы!
Мы побываем на тех участках Планеты, где происходил его контакт со Вселенной.
От родного Баху Эйзенаха в сказочно прекрасной Тюрингии, через Мюльхаузен,  Кётен, Веймар, к последнему городу его Земного пути Лейпцигу.
Этого УЖЕ достаточно, чтобы все поняли, почему я избегаю особых эпитетов в описании важности этой школы. Само имя и творчество И. С. Баха уже вне всяких сравнений.
     Но!!! Веймар — это город не только Баха!
Гёте(!) и Шиллера(!), Листа(!) и Ницше(!). Ещё два имени я назову перед домом Гёте.  Вполне возможно, что Веймар - культурная столица и кульминация вс ей европейской (и не только) Цивилизации.
У нас впереди Музыка Баха. Он наш главный герой.
Но и «Фауст» Гёте, и «Вильгельм Телль» Шиллера. (Веймарский классицизм).
И, конечно, Лист.
Нас ждёт океан музыки, величайшая поэзия, проза и драматургия.
Иногда будет казаться, что мы во сне.
Особенно, если добавить, что в Веймаре нас ждёт и великий художник - Лукас Кранах (старший)- его Алтарь в церкви Петра и Павла!»
Михаил Казиник
Спешите зарегистрироваться, количество мест для участия ограничено!
Стоимость участия, за одного участника:
- При проживании в двухместном номере 1000 Евро*
- При проживании в одноместном номере 1200 Евро.
Скидки на детей, от 10 до 30%, рассчитываются индивидуально, в зависимости от возраста и проживания.
В стоимость участия включено:
- Проживание в отеле Лейпцига, в центре города
- Двухразовое питание
- Вся экскурсионная программа и входные билеты по маршруту
- Автобусное обеспечение на экскурсиях и в поездках..
- Поездки в Веймар, Мюльхаузен, Ейзенах.
- Лекции, риторики, мастер- классы и творческие посиделки с Михаилом Казиником.
- Концерты с Михаилом Казиником.
В стоимость участия не включено:
- Дорога до места проведения мероприятия и обратно.
- Виза Шенген.
- Входной билет на оперу или концерт (мероприятие еще не утверждено)
стоимость от 40 до 70 Евро
Чтобы забронировать место, для участия в школе, следует прислать заявку и внести предоплату.
В заявке укажите:
1. Имя и Фамилию участников + сканы первых страниц паспортов ( или данные ЗП)
2. Предпочтение по проживанию
3. Имеется ли виза Шенген и нужна ли визовая поддержка.
4. Нужна ли помощь в приобретении билетов на самолет ( билет на перелет с основной группой)
5. Телефон для связи.        
По всем вопросам обращайтесь - vskj86@gmail.com ;
С уважением,
координатор Международной Школы М. Казиника
Надежда Хлопянова

(от себя ИН )  Я в этом году был, на на школе, что в разы более насыщено, а на встрече "С Михаилом Казиником в Вене" и знаю, о чем говорю. Я видел, как за 20 минут все присутствующие дети (от 2 до 14) научились по двум трем аккордам  различать пять композиторов(я научился тоже%-)  Бах, Моцарт, Дебюси, Прокофьев, Скрябин. Это за 20 минут, а занятия продолжались по три часа три дня. Мне рассказывала моя спутница, приехавшая в Вену прямо со школы в Праге, что за 6 дней с детьми(да и взрослыми) происходит самый настоящий катарсис. Мне , правда и четырех дней для этого хватило. Да ещё, оно стоит тех денег, точнее, я бы сейчас и вдвойне от того заплатил бы. И организация всего на высочайшем уровне.
"Не оставляйте стараний, Маэстро!"

Булат Окуджава.

"Обнимаю вас музыкой!"
Михаил Казиник
На свете есть народ - казиникийцы! (с)


kazinik точка ru - его страна.
Он не придуман так, как палестинцы,
Зачат  в объятьях музыкой.


                                      Она
раскрыта
нам старанием Маэстро.
Казиникийцы - Княжество Князей,
все - музыканты одного оркестра,
разбросанного по планете всей.

Казиникийским Князем станет каждый,
как только посетит нашу страну.
Введёт в Храм музыки многоэтажный -
Казиник. Вашу скрытую струну
настроит на волшебную волну,
спокойно, в темпе Генделя адажио.

А дальше сами выберете
темп,
и зазвучит в вас музыка фортиссимо,
в многоголосье, в вихре фуэте -
подниметесь вы высоко, немыслимо,
от обстоятельств прочих
независимо,
в своей, допервозданной чистоте
и красоте............................................
...........................................................
На свете есть народ - казиникийцы!


kazinik точка ru - его Страна.
ИН.20. 03. 17

Осенняя творческая школа Михаила Казиника
«С добрым утром, Бах, - говорит Бог»
Германия, с 25 сентября по 1 октября 2017 года
Collapse )
Collapse )
оранжевая революция

"Красное и чёрное"

Эти два поста у давней френдессы решил вынести сюда. Чтобы не потерялись.
                                                                                      1.
В четвертом классе, буквально на первом уроке после начальной школы, наша классная руководительница,  учитель литературы, задала задание. Написать известные нам антонимы в названиях книг.
Я написал, кроме длинного списка, "Красное и чёрное" Стендаля. Безапеляционно училка заявила, что это - не антонимы. В нашей с ней перепалке я вдруг выяснил, что она не читала роман. А она выяснила - что я - таки да. Приобрел злобного, подлого, всевластного надо мной  врага. Заодно став изгоем в классе - объявили выскочкой, а мне истины хотелось. Выше тройки она мне оценок не ставила до конца восьмого класса, а в восьмом заявила, что если я не пойду в ПТУ, она меня оставит на второй год. Однажды, правда, она прокололась. В шестом классе. Родители не проверяли у меня уроки, считали вполне самостоятельным, да и по многим предметам у меня были одни пятерки, кроме математики и русского...По химии, геометрии и истории, выигрывал олимпиады, а реферат "Золото. Вчера , сегодня, завтра" выиграл олимпиаду союзную в 8-м классе, они же не знали, что у меня батя - геолог по золоту, киновари и касситериту.. Но я забегаю вперед. Матушка , проходя на балкон, увидела, что передо мной книжка и я что-то быстро пишу.
- Что пишешь?
-Сочинение.
- А книжка зачем? Списываешь?
- Мам, ты что?! Это же физика!
- А какая тема?
- Как всегда - свободная. "Полонез Огинского"
Училка поставила мне 2 и приписала "Списано".
Collapse )
оранжевая революция

Уничтоженное поколение Лена (воспоминания матушки)3

Пред http://i-navi.livejournal.com/673454.html
Часть 2.


В первой части моего рассказа я закончила началом ВОВ, как  я поступила в автомобильный техникум, и как прошел первый день учебы. Квартира, в которую мы тогда въехали, состояла из двух комнат. Одна, 14-16 кв.м. была проходной, а вторая- 9 кв.м. На этой площади мы жили некоторое время 10-15 человек (сейчас уже точно не помню) В памяти осталось, что наша семья состояла из 6-ти человек: бабушки с дедушкой
( папины родители), я, а так же т.Рая с дядей Яшей. Потом эвакуировались из Москвы д. Нуся с семьей.
В то время в Киргизии еще было мало эвакуированных, тепло и дешево. Как -то папа с д.Нусей принесли арбуз, в котором было 12 кг. Как мы с ним справились - не помню. После Колымы - это был рай земной! Яблоки - апорт, по 0,5 кг штука, груши огромные и все необычайно вкусное.
На “барохолке” тоже все было дешево, нам родители купили немного одежды, мне - ручные часы, велосипед, папа очень хотел, чтобы я научилась кататься, но не получилось - я была ужасной трусихой, еще на Колыме, когда каталась на лыжах, ничего не могла поделать со своей трусостью.
В спорте я ни на что не способна, но с 38 лет и до сих пор каждое утро делаю зарядку.
Но я отклонилась от своей мысли. Вскоре мои родители купили землянку на окраине города. Денег они заработали много, но как только началась война, все счета в сберкассах закрыли. Можно было брать только 200 рублей в месяц. Поэтому пришлось купить подешевле. Это была времянка, которая потекла сразу, как пошли дожди. Все было сделано из самана (кирпичи из глины с соломой) даже полы были глиняные. Окошки - маленькие и низкие потолки. Хата состояла из двух комнат. Collapse )
оранжевая революция

Слушай, Израиль!

(от себя - Ин) Для тех, кто вне темы. Попасть в разведку ВМФ Израиля - надо пройти сумасшедший конкурс. )Оригинал взят у vlad_yulia в Слушай, Израиль!
Я вот все думаю, что первично: люди, формирующие общество, или общество, помогающее становлению таких людей. Из которых это общество и состоит.
На днях мой друг рассказал мне о своей дочери, на свадьбе которой мы недавно гуляли. Меня поразил этот рассказ. Рассказ о девочке и о стране.


Инна
Collapse )

Сайт профессиональных экскурсоводов, гидов по Израилю, Влада и Юлии Познянских : http://www.bestisratour.com/

Частные экскурсии по Израилю.Индивидуально и для небольших групп.
оранжевая революция

Дамы Серебряного века в картинах Елены Киселёвой bellezza storia

Не могу не поделиться! Ребятки! Удивительное сочетание старой русской школы и постимпресионизма. Хотя называют они его русским импресионизмом, с чем я совершенно не согласен. Если уничтоженные усатым  украинские постимпрессионисты - пост. То это вдвойне пост.
оранжевая революция

Ассириец Ханания бен Ицхак%-)

"И говорит мне ассириец-продавец : "канешна помню волейбол! Но мяса нэт!"
Ю.Визбор

Улыбнуло \Учебник по офтальмологии, написанный в 950 году ассирийцем Хананией ибн Ицхаком, оставался авторитетным источником в этой области до 19 века.\ вот здесь http://i-navi.livejournal.com/friends?skip=60
оранжевая революция

Shvil

Вот здесь прекрасный пост Shvil http://shvil.livejournal.com/138580.html#t6458708 Перепостил пост отттуда.
\Как точно Вы сформулировали. по некоторому, хоть и не очень большому опыту общения с преподавателями в этой области - это люди, которым остро не хватало этого спокойствия (назовем это так) самим.\\ "Я буду учить вас до тех пор, пока сам не научусь" С Швилевским "я слабо верю в посредников в области общения с самим с собой." - прекрасный пост получается. Утащу его к себе.\